3D Панорамы - Горный Алтай Знакомство с Горным Алтаем Зарубежный туризм В рюкзаке... Теплоход "Пионер Алтая" Весь Горный Алтай... Фотографии Алтая Экскурсии по Горному Алтаю Где остановиться ? Путеводитель по Республике Алтай Видео Горного Алтая Интересные места Горного Алтая Часто задаваемые вопросы... Карты Республики Алтай Веб камеры Сибири-ОНЛАЙН Музыка в дорогу Новости Республики Алтай Описания объектов (с картами) Горный Алтай с вертолета... Приключения на Алтае... Юг Телецкого 17-23 июля 2011 Юг Телецкого 21-26 июля 2010 Пограничная зона Уникальный Алтай Населенные пункты Горного Алтая Информация о сайте Экспедиции на Алтай Доска объявлений Контакты Поиск попутчика на Алтай Это интересно...
Регистрация     |     Войти



Принцесса Алтая (Укока)

Принцесса Алтая (Укока)

— данное журналистами и жителями Республики Алтай название мумии женщины, обнаруженной в 1993 году археологическим отрядом под руководством Натальи Полосьмак в кургане Ак-Алаха-3 на плато Укок (Республика Алтай). Это одно из самых значимых открытий российской археологии конца XX века.

Курган представлял собой полуразрушенный памятник, который еще в древности пытались ограбить. В наше время памятник подвергся разрушению в связи с сооружением пограничных коммуникаций.

В ходе раскопок археологи обнаружили, что колода, в которую было помещено тело похороненной, заполнена льдом. Именно поэтому мумия женщины хорошо сохранилась.

Исследования показали, что захоронение относится к периоду пазырыкской культуры Алтая, сделано в 5-3 веках до нашей эры. Исследователи считают, что генетически населявший в то время народ близок к современным селькупам и уйгурам. Она умерла в молодом возрасте (около 25 лет от роду) и принадлежала к средним слоям пазырыкского общества.

На теле женщины обнаружены хорошо сохранившиеся татуировки. В кургане также обнаружены вещи, домашняя утварь и т.д.


Некоторые жители Горного Алтая после обнаружения мумии стали требовать запрета раскопок на Алтае и перезахоронения мумии. Они заявили, что алтайцы всегда знали место захоронения этой женщины, якобы «принцессы Кадын», и поклонялись ей как прародительнице алтайского народа. Однако при проверке все эти факты не нашли подтверждения.

В настоящее время мумия хранится в Институте археологии и этнографии СО РАН (Новосибирск ).

Знаки на теле принцессы, детали захоронения говорят о принадлежности к жреческим слоям высокого уровня населявших в те времена Центральную Азию скифов

 Фотография мумии принцессы Укока

  Специалисты установили, что так принцесса Укока выглядела при жизни

Национальный музей с почетом примет укокскую «принцессу»

В Республике Алтай приступили к реконструкции Национального музея Республики Алтай им. А.В. Анохина, которому должна быть передана на хранение мумия пазырыкской женщины из кургана Ак-Алаха-3 на плоскогорье Укок, обнаруженная в 1993 году. В течение 2008-2009 года должно быть построено новое здание музея, со специально оборудованным залом для мумии и сопроводительного погребального инвентаря. О работе Национального музея во время реконструкции рассказала корреспонденту Regrus.info директор Национального музея Республики Алтай им. А.В. Анохина Римма Еркинова.


— Расскажите об основных итогах работы музея в прошедшем году? Что было наиболее важным и жизни музея?

— Истекший год примечателен тем, что в апреле 2007 года к нам приезжал руководитель Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия Борис Боярсков. Он посещал Республику Алтай, знакомился с археологическими памятниками, музеем, музейными фондами, их сохранностью и безопасностью. Он сказал: «Неплохо ! Я не ожидал, что есть такой музей в Республике Алтай». Он увидел наши уникальные фонды – коллекции картин выдающегося алтайского художника, ученика И.И. Шишкина Г. И. Чорос-Гуркина, и очень удивился богатой коллекции. Мы воспользовались его визитом для решения нашей старой проблемы. В 1945 году на основания распоряжения Алтайского краевого совета трудящихся временно из фондов музея взяли на экспонирование в Барнауле гуркинские работы: 227 картин и более 2000 уникальных рисунков. Часть картин вернули, но рисунки так и остались. Сегодня они хранятся в Государственном художественном музее Алтайского края. Он дал распоряжение своим работникам изучить этот вопрос, чтобы рисунки художника вернули в наш музей.


В истекшем году музей выпустил несколько своих изданий. В числе которых был издан каталог работ самобытного алтайского художника Н.И. Чевалкова. Его работы хранятся в Бийске, Барнауле, Омске, Новосибирске, Иркутске. Нами впервые были опубликованы в полном объеме его работы и 35 писем, написанных своему учителю В. Гуляеву в 1920-е годы и до сих пор не опубликованные. К тому же этот труд открывает совсем забытого Чевалкова – иллюстратора школьных учебников.


В конце года мы сделали выставку талантливого алтайского художника Владимира Запрудаева, рано ушедшего из жизни и издали небольшой каталог. Мы собрали его картины с частных собраний и из Бийского краеведческого музея. Этой выставкой мы закончили наш год. Также мы впервые в 2007 году проводили «музейную ночь», которая очень понравилась посетителям, особенно молодежи. Нас постоянно спрашивают, когда будет следующая «музейная ночь».


В 2007 году мы продолжали восстановление усадьбы художника Г.И. Чорос-Гуркина в селе Анос Чемальского района Республики Алтай, где он жил и работал. Это до революции было одно из самых известных мест в Сибири. Его картины вошли в первые художественные коллекции многих Сибирских музеев. Ну и конечно, в 2007 году мы жили в ожидании начала реконструкции нашего музея.


— Как Вы восприняли решение о том, что будет построено хранилище для укокской мумии?

— Мы ожидали этого решения. Но когда меня пригласили в правительство и сообщили, это была большая радость. Это было перед крещением, перед 19 числом, и мы восприняли как добрый знак. Мы благодарны нашей укокской «принцессе ». Если бы ее не нашли, то вопрос о реконструкции музея еще дольше бы продлился. Вопрос реконструкции музея и возвращения мумии оживленно обсуждают в Горно-Алтайске, в газетах, на телевидении, по радио. Он всех волнует и интересует.


— Как строительство отразится на работе музея в 2008 году?

— Мы должны быть готовым к своего рода «эвакуации » фондов музея и рассматриваем помещения, отвечающие требованиям сохранности и безопасности музейных предметов и коллекций. Еженедельно проходит совещание на уровне министра регионального развития Республики Алтай, главного архитектора проекта и подрядчика. Проект очень интересный. Деньги отпущены большие. Освоить такой солидный объем в течение одного года очень трудно и строительство будет напряженным.


— Будут ли работать временные экспозиции музея во время строительных работ?

— В новом драмтеатре, где есть хороший выставочный зал, возможно, мы будем проводить художественные выставки. Исторические коллекции не будут развернуты из-за недостатка места.


В музей Алтая вернут знаменитую Принцессу Укока...


Нам исполняется в этом году 90 лет. Первые коллекции были приобретены в октябре 1918 года по инициативе Г.И. Чорос-Гуркина, и от этого мы отсчитываем историю музея. Юбилейные мероприятия мы перенесли на будущий год в новый музей. Оставили только проведение в октябре традиционных «Анохинских чтений», потому что приглашения были разосланы уже в декабре 2007 года.

— Каким с Вашей точки зрения будет музей после завершения строительства?

— Сегодня музей посещает 25 тысяч человек в год, и динамика положительная. Думаю, что после реконструкции в 2-3 раза увеличится посещение музея. В новом музее будет зона отдыха, кафе, сувенирная лавка и так далее, и можно будет после дальней дороги отдохнуть и спокойно походить по музею. Мы это все предусмотрели.


Загадка смерти алтайской принцессы, остаётся не раскрытой....


Для мумии создается отдельное хранилище – мавзолей. Так мы условно его называем. Но не как в Новосибирске, где она лежит в стеклянной витрине, вокруг нее можно ходить кругами и глазеть. Музейный показ человеческих останков должен делаться с большим тактом и уважением человеческого достоинства, которые присущи всем народам. В сознании местного населения «Принцесса Укок» воплощает в себе образ Прародительницы и древней Покровительницы алтайских народов, грубое обращение по отношению к которой и, в особенности, насильственный отрыв ее от родной земли воспринимаются до сих пор очень болезненно и остро. Раскопки на плато Укок еще раз заострили проблему непоправимости ошибок в сфере распоряжения культурным наследием.

Тело женщины пазырыкской культуры будет лежать в саркофаге в специальном зале, где будут экспонироваться ее одежда, головной убор и другие погребальные предметы. Рядом будет реконструкция, может быть, одного из моментов жизни Укокской принцессы, или момент её захоронения.

— Как Вы полагаете, будет ли мумия возвращена в музей в будущем году?

— Этот вопрос интересует все население Республики Алтай и наших гостей. В Вашей статье мы прочитали, что академики Вячеслав Молодин и Анатолий Деревянко согласны передать мумию, если будут созданы условия для хранения. Я сама участвовала в переговорах республиканского Министерства культуры и Сибирского отделения РАН в Академгородке, в 1998 году. Они согласились с передачей мумии, если будут созданы условия для ее хранения. Стоял тогда вопрос возврата только одной мумии, без сопроводительного инвентаря. Мы считаем, что это не соответствует ни этическим, ни юридическим нормам.

Но, тем не менее, мы начали готовить помещение. Когда оно было готово на 80%, местное Министерство культуры поставило вопрос о возвращении мумии. В ответ было заявлено, что Институт археологии и этнографии превысил свои полномочия, участвуя в переговорах, и этот вопрос будет рассматриваться на уровне Президиума СО РАН.

Эта ситуация с возвращением мумии обострилась вновь в 2003 году, во время землетрясения. Тогда было несколько тысяч обращений. Простые жители и депутаты от пострадавших районов писали во все инстанции о том, чтобы вернуть на место алтайскую мумию. В сознании народа это не только «биологический объект», как говорят ученые, а это принцесса, прародительница. Говорят даже, эпическая Очи-Бала – девушка-богатырка, которая спасла свой народ во время нашествия иноземных врагов.

Возвращение её — очень болезненный вопрос. Конечно, были и дискуссии о захоронении мумии, но я, как музейный работник, хранитель культурного наследия настаивала на том, чтобы привезти в музей, создать все условия для её хранения. Многие соглашались с моими доводами. Спасибо им и всем людям, и нашим друзьям из Германии, Швейцарии, Италии, Америки, Японии и Кореи, которые искренне желали увидеть её на Алтае, и даже хотели создать фонд её имени, собрать деньги для строительства мавзолея. Я думаю, что они будут рады и сегодня помочь нам в решении некоторых вопросов.

Укокская принцесса является неотъемлемой частью культурного наследия народов Республики Алтай. Мы относимся к ней с большим почтением. И когда ее будут торжественно вносить в Национальный музей, будут соблюдены все почести, полагающиеся для такой особы.

— Как Вы считаете, возврат мумии увеличит значение музея?

— И сейчас Национальный музей играет большую роль. У нас музей комплексный, есть хорошие коллекции по археологии, этнографии, природы, прекрасное художественное собрание. Когда к нам приезжали сотрудники из Русского музея, которые курируют художественные музеи России, то они удивились нашей небольшой, но грамотно подобранной коллекции. Мы не только храним, но и приобретаем работы художников. Они нас включили в список художественных музеев России, что для нас очень важно.

Естественно, значимость музея с привозом мумии еще больше поднимется. Мы можем стать одним из чудес России. На Алтае нельзя отдыхать как в Турции, или Египте, лежать на горячем песке, купаться в море. Здесь природой созданы уникальные условия для активного, познавательного туризма. И музей станет отправной точкой на все маршруты по явным и тайным тропам Алтая

— Организует ли музей собственные археологические экспедиции? Какие есть планы в изучении археологического наследия и участия в охране памятников?

— В 1980-е годы музей имел собственный археологический отряд. У музейных археологов были Открытые листы и они выезжали на аварийные раскопки при строительстве дорог или кошар. В 1990-е годы в связи с отсутствием средств наши экспедиции перестали работать. Археологические экспедиции сейчас могут себе позволить крупные научные центры, как Новосибирск, Кемерово, Барнаул и т.д. Национальный музей наряду с нашим госуниверситетом, Институтом алтаистики в будущем должен иметь свою археологическую экспедицию.

Я думаю, что наше Правительство не упустит шанс дать возможность местным ученым достойно участвовать во всех проектах, связанных с археологическими раскопками.

Нам не очень нравится отношение некоторых ученых, которые считают, что будто бы большая наука не может развиваться в республике. Рано или поздно мы возобновим работы на курганах в силу того, что зона расселения и строительства из-за интенсивного роста туриндустрии увеличивается. Археологические находки должны храниться и выставляться в Национальном музее. Для этого строятся дополнительные хранилища, лаборатории, экспозиционно-выставочные залы, соответствующие мировым стандартам.

Уроки истории :

Загадочную мумию алтайской принцессы Укок, которая пролежала в стенах музея Института археологии и этнографии СО РАН семнадцать лет, в ближайшем будущем вернут из Новосибирска восвояси — на Алтай. Вполне конкретные разговоры об этом, а не слухи, начались еще весной, а в начале лета окончательно прояснилось, что принцессу увезут в Национальный музей Республики Алтай после того, как там будет завершена реконструкция. Договоренность об этом была достигнута в начале июня в ходе встречи министра культуры Республики Алтай Владимира Кончева с директором Института археологии и этнографии СО РАН, академиком Анатолием Деревянко. Договора о передаче мумии пока нет, но, как заметили в СО РАН, он должен появиться сразу после того, как только специалисты осмотрят условия хранения ценного экспоната в музее.
   Напомним, мумия, возраст которой более 2,5 тысячи лет, была найдена экспедицией новосибирского археолога Натальи Полосьмак на высокогорном плато Укок в 1993 году. Находку признали одним из самых значимых открытий российской археологии, после чего передали в Институт археологии и этнографии.
   С тех пор ведутся постоянные споры о том, где должна храниться мумия — в Новосибирске или Горно-Алтайске. За семнадцать лет «новой жизни» принцессы чего только не было. После того как на Алтае случилось сильное землетрясение, некоторые алтайские депутаты и чиновники обвинили во всем новосибирцев. Мол, это расплата за то, что прародительницу потревожили. Затем алтайцы стращали новосибирцев плохой погодой: дождливым летом и холодной зимой. Якобы и погода, точнее непогода, тоже из-за принцессы буйствует. Мумия притянула к себе не только алтайских депутатов, морозы и дождь, но и иностранцев. Несколько лет назад жительница английского города Честелхема Сильвия Чарльзвуд приехала в Новосибирск, чтобы поднести принцессе шелковый платок на голову. Якобы Сильвия общалась с духом мумии, и тот ей сказал, что зовут принцессу Умай. И не принцесса она вовсе, а жрица. Во время общения она попросила пожилую англичанку привезти ей в Новосибирск шелковый шарфик, дабы укрыть им голову, некрасиво это как-то — нагой лежать на все обозрение. Впрочем, говорил дух с Сильвией не только о шарфиках, а о целенаправленном противодействии политике бывшего президента США Джорджа Буша (еще старшего). Умай считала, что насилие Буша способно привести к тотальному уничтожению Америки, которое повлечет за собой кризис всей цивилизации.
   ДУХ принцессы просил собираться женщин в круги и пропитываться Любовью, Радостью и Благодарностью, дабы противостоять Злу и Насилию. Кто его знает, сможет ли теперь Сильвия так спокойно общаться с принцессой, которую увезут в Горно-Алтайск, все ж таки такая связь потоньше сотовой будет.
   Впрочем, как заметил один из экспертов «Новой Сибири», пожелавший не раскрывать себя, отношение к мумии и курганам может быть разное, и на Алтае в том числе. Кто-то борется за то, чтобы принцессу если не захоронили, то хотя бы привезли назад. Другим на древние курганы и все, что с ними связано, вообще наплевать. Буквально на днях жители одного из поселков Венгеровского района использовали для удобрения землю с древнего кургана, где археологи вели раскопки. Из-за этого древний памятник стал осыпаться. В милиции состава преступления не обнаружили. Оказалось, что жители даже не знали, что живут рядом с древним курганом.
   Как полагают эксперты, передача мумии — это не боязнь археологов плохой погоды или того, что Сильвия Чарльзвуд не сможет общаться с ней. Дело даже не в добром соседском жесте. Это решение как минимум на уровне руководства региональных правительств, а, скорее всего, на уровне Министерства культуры Российской Федерации.
   Как заметил чиновник одной из федеральных служб, передача находок подобного уровня может решаться только на самом высоком уровне. При этом собеседник напомнил, что мумию нашли 17 лет назад, а в то время, скорее всего, еще действовало законодательство, согласно которому все ценности, найденные при раскопках, принадлежали государству.
   С подобной точкой зрения согласна директор музея истории развития народного образования Новосибирской области Валентина Орлова:
   — Это ведь памятник республиканского значения, поэтому, скорее всего, вопрос о передаче мумии на Алтай сначала решался между правительствами Новосибирской области и Алтая, а потом на уровне Министерства культуры Российской Федерации. А вообще, я не сторонник того, чтобы передавать такие находки из одного музея в другой. Зачем? Какой смысл в перевозке, если памятник архитектуры правильно хранится? Это ведь не достояние отдельной республики, а всей страны! Но, с другой стороны, в решении данного вопроса присутствовали межэтнические споры. Здесь все достаточно сложно: это уже сугубо политический вопрос, — прокомментировала Валентина Орлова.
   Заместитель директора по науке музея истории СибВО Юрий Фабрика заметил, что передача экспоната из музея в музей — дело очень трудоемкое:
   — У нас, к примеру, обменного фонда нет, поэтому мы с музеями своими экспонатами не меняемся. Так же, как не имеем права покупать экспонаты, если вдруг в музей поступит обращение о покупке. Был один очень неприятный случай, когда к нам принесли шапку госополченца русско-турецкой войны 1877–1878 годов, а мы не смогли ее купить — правила не позволяют, ну и денег, естественно, не было. В целом же для того чтобы отдать или поменять ценную вещь, необходим ее аналог. У нас такого никогда не было. В основном же наши экспонаты пополняются за счет горожан, — прокомментировал Юрий Фабрика.
   После долгих лет споров, где должна храниться мумия, представители музейной общественности все-таки склоняются больше к тому, чтобы ее передали наконец на Алтай. Мол, надоели уже с этими обидами. Правда, будет ли эта передача бескорыстна или археологам позволят вновь приступить к редчайшим раскопкам, которые пока приостановлены из-за поправок в местном законодательстве, — пока непонятно. И еще, не приведет ли репатриация принцессы к цепной реакции: не заявятся ли завтра в Новосибирск якуты с требованием вернуть мамонта из краеведческого музея на его историческую родину?


Категория: load, Уникальный Алтай |
3-08-2011, 10:28
Просмотров: 10435

Комментарии:

Оставить комментарий


Расстояния дорог Алтая
От:
До:
Через:
  • Акай Кине сообщил о переносе даты ритуала, посвященного "принцессе"
  • Бердников и Тулеев подписали важные соглашения об экономическом сотрудничестве
  • В Горно-Алтайске проходит III-й съезд медиков-травматологов
  • Автолюбители-экстремалы покорили нехоженые прителецкие горы
  • Американский климатолог призвал алтайцев готовиться к экстренным погодным изменениям
  • Глава Минтранса РФ высоко оценил работу правительства Горного Алтая по устранению последствий паводков
  • На совете старейшин не обсуждался вопрос о перезахоронении "алтайской принцессы"
  • На Алтае начнут развивать новое направление экотуризма
  • Кремль призвал алтайских политиков к взаимопониманию
  • Врио Республики Алтай Александр Бердников осмотрел важнейшие строящиеся объекты региона
  • Карта сайта ® 2011-2014
    При использовании материалов необходимо наличие прямой индексируемой ссылки на первоисточник